Китайский нос на Кавказе

9 июля, за три дня до нападения ВС Армении на границу Азербайджана, министр обороны Армении Давид Тоноян принял посла Китая Тяня Эрлуня.

Как скупо сообщили армянские СМИ, «стороны отметили высокий уровень двусторонних отношений и военно-политического диалога. Министр обороны и китайский дипломат обменялись мнениями о проблемах региональной и международной безопасности».

А еще двумя днями ранее тот же Тоноян продуктивно пообщался с послом США.

Однако странно. С чего это послы двух ведущих мировых держав встречаются не с главой МИД, а с министром обороны Армении?

Однако ответ пришел позже, когда армянские ВС атаковали Азербайджан, а потом развернули мощную компанию в СМИ, пытаясь выставить Азербайджан и Турцию «агрессорами» и стравить Москву и Анкару.

Мы уже неоднократно объясняли, почему это нужно армянству: Армения одержима территориальными захватами и попыткой легитимации результатов своей захватнической политики в регионе.

Но почему мощный Китай вдруг так задружился с маленькой Арменией, подогревая амбиции армяской военщины? Ведь армянские политики, обласканные США и Китаем, теперь считают, что превратились в пуп этого региона…

Китай претендует на роль мирового гегемона, и здесь его главный соперник вроде как США. Но Китай также претендует на геополитическое, геоэкономическое поглощение постсоветского пространства, особенно Центральной Азии, Южного Кавказа и Каспийского региона. И здесь главные геополитические соперники Пекина не столько США, сколько Турция и Россия. 

Китай опасается объединения и усиления тюркского мира ( в самом Китае ущемляют  права тюрков и мусульман). Турция — тюркское, мусульманское государство. В России тюрки и мусульмане составляют существенный процент населения страны.  Турция и Россия могут стать во главе мощного тюркско-славянского союза. Поэтому союзу этих двух держав препятствуют и США, и Китай, и выступающая их сателлитом Армения. Китай сейчас может более активно использовать генетически заточенную на вражду с Турцией и Азербайджаном Армению в своих планах.

Давайте тезисно пройдемся по статье заместителя директора Центра Центральной Азии Восточно-китайского педагогического университета, профессора, доктора политических наук Ван Хайдуна, которую публикуют армянские СМИ.

—  «Одним из главных направлений внешней политики Турции является Южный Кавказ и Центральная Азия, где Турция стремится усилить свое влияние среди новых независимых тюркоязычных государств. США полностью поддержали вторжение Турции на Южный Кавказ и в Центральную Азию, считая растущее влияние Турции полезным в своей стратегии использовать Турцию против Китая».

— «Стратегическим партнером Турции на Южном Кавказе является Азербайджан.Оба государства в 2009 году стояли в основе создания Совета сотрудничества тюркоязычных государств, межправительственной организации объединяющей Азербайджан, Турцию, Казахстан, Кыргызстан и Узбекистан в качестве полноправных членов и Венгрию в качестве государства-наблюдателя. Эта организация является воплощением стремления Турции получить стратегическое влияние в Центральной Азии и объединить возможности тюркоязычных государств».

— «США готовы использовать растущее влияние Турции в Центральной Азии и в Совете тюркоязычных государств, чтобы вызвать антикитайские настроения в Центральной Азии и создать нестабильность в Синьцзяне».

— «Армения географически разъединяет Турцию от остальных тюркоязычных стран, имеет особое важное место в обеспечении стабильности и безопасности в Центральной Азии и Синьцзяньском автономном регионе Китая».

— «Национальные интересы Китая и Армении совпадают в противодействии «пантюркистского устремления» Турции на Южном Кавказе и в Центральной Азии».

PS: Китай обвиняет Турцию в том, чем грешит сам. Разве это турки вложили порядка 50% всех инвестиций в экономику стран Центральной Азии? Нет, это Китай. И еще встатье нет ни слова о России, и это удивляет, поскольку китайский эксперт как будто целенаправленно проигнорировал российский фактор в регионе. Россия и Китай представляются союзниками, но невозможно не признать, что Китай на самом деле становится мощным конкурентом России на постсоветском пространстве. И в военном, и в экономическом, и в геополитическом плане.  Китай демонстрирует, что основная призма конкуренции связана с США, но по большому счету в обоих государствах есть группы влияния, связанные общими интересами через призму четвертой промышленной революции. То есть, соперничество США и Китая в общем условно, так же, как и союз Китая с Россией.

А Армения, армянская диаспора — это инструмент разобщения и конфронтации, которым в той или иной степени пользуются все державы. Однако «армянский фактор» —  палка  о двух концах. В Турции и России это уже знают, а вот Китаю только предстоит узнать.  (Gradator.ru)

Bu xəbəri paylaşın:
  •  
  •  
  •  
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •