Еще одна дата в Тюркский календарь, в этом году было 100 лет кровавым событиям

Нурлан Салтаев/Казахстан

24 -31 мая 1920 года Гянджинский мятеж (азерб. Gəncə qiyamı), восстание 1-й пехотной дивизии армии Азербайджанской демократической республики в городе Гянджа против Советской власти. Газета «The New York Times» от 17 июня 1920 года сообщает о восстании и его подавлении: «Татарское население Елизаветполя было вырезано большевиками с брутальной дикостью».

«Этапы советской восточной политики. Коканд и Гянджа». Газета «Вольный Горец», № 40, 14 июня 1920 года.
На путях восточной советской политики стоят ныне два кровавых этапа Коканд и Гянджа.


Только что происшедшие разрушение и разгром Гянджи во многом напоминает разрушение и разгром богатейшего во всей Средней Азии мусульманского города Коканда *).


Много общего в трагических судьбах этих важнейших центров закавказских и туркестанских мусульман.
В Коканде был заложен фундамент национального самоопределения Туркестана. Именно здесь были организованы Народный Совет и временное правительство Автономного Туркестана и здесь родился лозунг о Туркестанском Учредительном Собрании.


Первый национальный совет независимого Азербайджана и его первое временное правительство родилось в Гяндже, которая с этого времени (с июня 1918 года) стала сосредоточением национальных сил самоопределившегося тюркского народа Закавказья и должна быть поэтому быть названной колыбелью азербайджанской государственности.
Приходится констатировать, что эти центры национального движения ныне разрушены теми, кто торжественно под стягами революционных знамен, заявлял мусульманам: «отныне ваши верования и обычая, ваши национальные и культурные учреждения объявляются свободными и неприкосновенными, устраивайте свою национальную жизнь свободно и беспрепятственно».


Вот почему и гянджинские и кокандские события должны иметь для всех поверивших в искренность приведенных слов, симптоматическое, с точки зрения идеи национального самоопределения, значение.


Что дал советской власти разгром, мы это знаем хорошо из советских же радио, до самого последнего времени сообщавших о борьбе советских войск с т.н. басмачами на ферганском фронте.


Ныне Туркестан замирен, но в тайниках души своей он хранит память о кокандских мучениках, об оскверненных мечетях, об изнасилованных сартовских женщинах, про которых поэт – киргиз своей кровью (в буквальном смысле слова) написал: «Осквернены, сарт, помни: твои мать, жена, сестра и дочь, чьи лица были скрыты от целомудренных улыбок лучей и безгрешных ласк ветра».


Мы знаем также, что в советском Туркестане, где мусульмане составляет свыше 90 % всего населения власть, говорящая от имени этого населения не решается до сих пор призывать мусульман в ряды красной армии…


Гянджинское восстание подавлено. Советские войска торжествуют победу. Но те горы трупов, которыми покрыты улицы разрушенной Гянджи, и море слез изнасилованных женщин лягут непреодолимой преградой между тюркскими народными массами и российскими большевиками.


Российские большевики могут сказать, что они подавили восстание, тогда позвольте сослаться на декрет о мире (26 октября 1917 года).


Там мы читаем следующее « Если какая бы то ни была нация удерживается в границах данного государства насилием, если ей, вопреки, выраженному с её стороны желанию – все равно выражено ли это желание в возмещениях и восстаниях против национального гнета, не представляется права свободным голосованием, при полном выводе войск присоединяющей или вообще сильной нации решить без малейшего принуждения вопрос о формах государственного существования этой нации, то присоединение её является аннексией, т.н. захватом и насилием».


И так, согласно этого определения, в Азербайджане мы имели дело с «захватом и насилием».


Какой вывод сделает отсюда русская советская власть в Баку, — для нас не подлежит сомнению. «Советский Азербайджан» останется под бдительной охраной русских красных войск и в нем – судно военного флота «Греция», переименованное в «Нариман Нариманов».


*) Коканд разрушен в начале февраля 1918 года. Убитых мусульман насчитывалось около 12 тысяч.

Фото 1: Джавад-бек Мамед-Ага оглы Шихлинский (3 января 1874 год, аул Казахлы, Казахского уезда — 1959 год), начальник гарнизона города Гянджи, организатором и руководителем Гянджинского восстания.


Фото 2: Мустафа́ Шокай (25 декабря 1890, аул Аулие-Тарангыл, Туркестанский край — 27 декабря 1941, Берлин, Третий рейх), руководитель государства «Туркестан мухторияти» (Кокандской или Туркестанской автномии).

Bu xəbəri paylaşın:
  •  
  •  
  •  
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •