Единство тюркских народов

Гахраман Гумбатов


Глоттохронологические расчеты, позволили нам определить возраст прототюркского праязыка – свыше  6 тыс. лет. Необходимо отметить, что к эпохе неолита люди в Передней Азии и на Южном Кавказе (в том числе и прототюрки) имели опыт речевого общения, вдесятеро превышавший отмеченный срок распада. Можем предположить, что шесть тыс. лет тому назад  скотоводы-прототюрки  начали походы с Южного Кавказа на территорию евразийской равнины и далее на юго-восток. Им понадобилось менее одного тысячелетия, чтобы завоевать или ассимилировать, а также подчинить своему образу жизни евразийские и южносибирские племена охотников и рыболовов.


       Тюркский мир, расширившийся в эпоху великих переселений от Средиземноморья на юго-западе до Северного Ледовитого океана на северо-востоке,  был создан степными кочевниками.


      Анализ древнетюркской лексики вырисовывает перед нами образ народа, создателя этого языка, воинственного подвижного скотовода, охватывающего своими миграциями огромные пространства.  Можно также предположить, что для  прототюрков шесть тысяч лет тому назад  вторичной прародиной стала вся  евразийская степь от Дуная до Алтая.

Археологи считают, что конца VI тыс. до н.э. евразийские степи населяли немногочисленные племена охотников и собирателей. Затем в евразийской степи появились первые скотоводческие племена.

        Е.Н.Черных в статье «Евразийский «степной пояс»: у истоков формирования» пишет: «В 3-м тысячелетии до н.э. общности номадов-скотоводов, а также мобильных «полуоседлых» пастухов оккупировали внушительные пространства, превышавшие 1 млн. км2 — от низовьев Дуная вплоть до северо-каспийских полупустынь. Не вполне ясные следы их воздействий можно было увидеть даже далеко на востоке — вплоть до степного Алтая… В апогее своего развития Евразийский «стенной пояс» скотоводческих культур предстает перед современными исследователями поистине необозримым по своей гигантской протяженности. С запада на восток, от бассейна Нижнего Подунавья вплоть до Манчжурии — фактически без сколько-нибудь заметных перерывов — пролегали пространства, превышавшие 8 тыс. км. Тогда же полностью оккупированные мобильными воинственными степными народами территории занимали до 16—17 млн. км2  — и это в относительно «мирные» периоды существования!».

          О том, кто были эти номады –скотоводы среди ученых до сих пор нет единого мнения. Большинство ученых считают, что создателями евразийского скотоводства являются индоевропейцы или индо-иранцы (арии), другая часть утверждают, что упомянутые древние скотоводы были тюрки, предки современных тюркских народов.

         Известный российский лингвист В. А.Дыбо в статье  «Язык-этнос-археологическая культура (несколько мыслей по поводу индоевропейской проблемы), опираясь на  исследование своей дочери А.В. Дыбо пишет: «Степь должна быть исключена из регионов, заселенных праиндоевропейцами (ПИЕ) периода распада. В лексиконе (праиндоевропейцев-Г.Г.) присутствуют довольно высокие горы с большим количеством различных типов скал и острых или больших круглых камней Иногда эти горы покрыты лесом. Имеются слова для узких проходов, ущелий, пещер, обрывов и пропастей, холмов, лощин, речных долин, заливных лугов… Весь список растений (в лексике праиндоевропейцев-Г.Г.) производит впечатление горного леса где-то в умеренной зоне (Балканы?) Индоевропейские названия трав (белена, чемерица, марь, дягиль, сныть, папоротник) скорее указывают на лес, чем на степь».  Далее В. А.Дыбо пишет: «В языке праалтайцев (пратюрков-Г.Г.) ландшафт был представлен не очень высокими горами, пологими склонами, по-видимому, предгорьями (при наличии также скал и осыпей). Восстанавливается несколько терминов, обозначающих «переходить через горный перевал». В значительном количестве представлены слова для долин и степей (полностью соответствует ландшафту  Арана, прародины тюрков на Южном Кавказе-Г.Г.). Ядром праалтайской (древнетюркской-Г.Г.) экономики, по-видимому, было сезонное пастбищное скотоводство (ср. наличие термина «загон для скота», отсутствующего в ПИЕ) — либо развитая сезонная охота с загонным компонентом. Имеются названия для коров, овец, коз и свиней, однако половозрастная терминология является общей для всех видов скота. Есть слово для лошади и несколько терминов, связанных с верховой ездой. Роль земледелия была менее существенна, хотя имеется ряд названий для культурных злаков».

         Основные выводы В. А.Дыбо: «Основным родом хозяйственной деятельности для праиндоевропейцев, возможно, были земледелие и хорошо развитое оседлое скотоводство. По-видимому, были специфические инструменты для вспашки (по культурно-историческим причинам, мы не говорили бы здесь о плуге, но, тем не менее, кроме наименований мотыги в ПИЕ имеется общее название для вспашки, сохраняющееся в хеттском, от которого произведено ИЕ название плуга; можно восстанавливать общее название сошника — возможно, также специфический наконечник мотыги?). Имеется название для сена (отсутствует в праалтайском), что может указывать на зимнее стойловое содержание скота (в противоположность наличия пастбищ у праалтайцев). В праиндоевропейском восстанавливается терминология коневодства, но не верховой езды…Номадные черты явно значительно более определенно выделяются в праалтайском лексиконе. Сюда относятся термины, связанные с верховой ездой, многочисленные глаголы, означающие «запаковывать» и «распаковывать», более подробная терминология упряжи. Из оружия в праалтайском ( пратюрском-Г..) хорошо восстанавливаются термины для каких-то типов стрел и луков, колчанов. Имеются термины для копья и остроги. Нет специализированного термина для меча (только какие-то типы ножей). Для праиндоевропейского не находим общих названий для лука и стрелы; восстанавливаются названия каких-то типов топоров, мечей и копий».


           Необходимо отметить, что начиная с позднего неолита древние тюрки уже уже вели полукочевой образ жизни. Пратюрки на территории Южного Кавказа начиная с IV тыс. до н.э. перешли к отгонному (яйлажному) скотоводству. В горных районах Южного Кавказа имелись прекрасные летние пастби­ща—«яйлаги», пригодные для овцеводства, а на зиму отары овец перегонялись на зимние пастбища (гышлаги) между реками Кура и Аракс. Степи Южного Кавказа (Муганская и Мильская равнины) тюрки издавна использовали как зимние пастбища.


   Данные археологии и лингвистики  свидетельствуют о том, что скотоводство было издревле  известно всем тюркским народам и на протяжении всех последующих периодов истории вплоть до наших дней оно занимает одно из ведущих мест в их хозяйстве. Занятие скотоводством на всех этапах истории давало тюркским народам мясо и молоко, материал для одежды и обуви, сырье для ремесел, и этим всегда определялась ведущая хозяйственная значимость данной от­расли.


         На Южном Кавказе пратюрки содержали преимущественно мелкий рогатый скот (овец, коз), а крупный рогатый скот (молочный и рабочий) — в очень ограни­ченных размерах. Пратюрки держали быков для перевозки вьюков на летние и зимние пастбища. А лошадей тюркские народы (начиная с III тыс. до н.э) содержали в основном для верховой езды. Для перевозки тяжестей в горах использовали также верблюдов, ослов и му­лов. Неприхотливые к корму, эти животные отличались выносливостью, хорошо ходили по горам с грузами.
          Как известно, человек издревле пытался приручать диких животных. Когда-то наши далекие предки поняли, что гораздо легче выжить в борьбе с суровыми природными условиями, если всегда иметь при себе все необходимое для жизни в виде прирученных домашних животных, чем полагаться на охоту, порой, очень опасную и не всегда удачливую. С тех давних времен люди получили уже много продуктивных пород домашнего скота.

Археологи определили, что первым домашним животным у пратюрков, как и большинства древнейшего населения Ближнего Востока, была собака.

Собака.

Тюркские языки:

орх.- енис.- ит,  др.тюрк. М.Кашг. — ит, 

азерб.- ит, тур.- ит,

кум.- ит, балк.- ит, ногай.- ийт,

крым.тат.- ит, гаг.- ит, караим.- ит,

чув.- йыта, татар.- ет, башк.- ет,

туркм.-ит, узб.- ит, уйг.- ит,

каракалп.- ийт, каз.- ит, кирг.- ит,

алт.- ийт, шор.- ит, хак.- адай,

тув.- ит, тоф.- ит, якут.- ит.
Кавказские языки:
лезгинский –киц, удинский- ха, хиналугский- пхра;
Финноугорские языки.
венгерский-kутя, финский-коира, эстонский-коер.
марийский-пий, мордовский-пине, удмуртский-пуни;
Индоевропейские языки:
немецкий- ханд, английский- дог, французский- чиен, итальянский- кане,
румынский-каине, литовский- шуо, польский- пиес, украинский- собака,
осетинский- куидз, персидский- саг, хинди- кутта. армян.-шун.
Центральноазиатские языки:
китайский- гоу, монгольский- иохоу, тунгусский- нинакин;
       Анализ древней и современной тюркской лексики дает возможность установить наличие у тюркских народов издавна богатой скотоводческой и коневодческой терминологии. В целом в современных тюркских языках общетюркская лексика животноводства состоит свыше 500 лексем. При этом, исконно тюркские слова составляют 97,7 % от общего количества, а заимствованные лексемы- 2,3%.
       Археологи отмечают, что не все домашние животные играли одинаковую роль в жизни тюркских народов. Наиболее приоритетными домашними животными считались овцы и лошади. Этим и объясняется наиболее развитая система терминов овцеводства и коневодства.
Общетюркское слово «мал» –(скот, товар, имущество) многозначно.    


     У большинства тюркских народов «мал» это «имущество», «состояние» «добро» «богатство», «достояние», «ценность». Это слово представлено в 33 тюркских современных и классических языках, а с фонетическими вариациями — в общей сложности в 36 тюркских языках и диалектах.


У тюрков первыми деньгами был скот (мал). В этом значении слово мал широко распространено во многих тюркских языках: в уйгурском, башкирском,  алтайском, шорском, хакасском (сагайский, койбальский, качинский диалекты), турецком, крымско-татарском, азербайджанском, киргизском, казахском, караимском (луцкий, тракайский говора), чагатайском (староузбекском), сартском (узбекском), хивинском, туркменском. В якутском языке мал — вещь, вещи, имущество.


        В советское время некоторые ученые утверждали, что слово мал тюрки заимствовали после принятия ислама у арабов. Однако, наличие этого слова во всех тюркских языках (в том числе у тюрков Сибири), а также в монгольских (монгольском, бурятском, калмыкском мал — скот), которые не входили в сферу влияния арабской культуры, позволяет говорить об обратном. Как известно, скотоводческая лексика была заимствована монголами у тюрков при переходе их к кочевому скотоводству, очевидно, где-то в середине II тыс. до н.э. Известный советский тюрколог С.Е.Малов писал: «Это слово есть во всех тюркских языках и трудно допустить его заимствование из арабского языка».

Скот.
Тюркские языки:
др.тюрк. ДТС – мал (имущество, богатство, товар);
Южный Кавказ: азерб. – мал;
Передняя Азия: тур. – мал (скотина, имущество, товар);
Восточная Европа (Северный Кавказ): кум. – мал (скот, товар), карач.-балк. – мал, ногай. – мал;
Восточная Европа: крым.тат. — тувар, гаг.- сиир;
Восточная Европа (Прибалтика): караим. – мал (cостояние);
Восточная Европа (Поволжье): чув.- выльах, татар. — мал, башк. – мал;
Средняя Азия (юг): туркм.- мал, узб. — мол, кирг. – мал;
Средняя Азия (север): каракалп. — мал, каз. – мал;
Центральная Азия: уйг. – мал;
Сибирь (юг): алт., шор., хак., тув,  тоф.- mal;
Сибирь (север): якут. –мал (имущество);

Кавказские языки:
лезгинский – мал*, удинский- мал*, хиналугский- мал*; (заимст. у азерб. тюрков).
Финноугорские языки.
Восточная Европа (центр): венгерский- аллаталомани,
Восточная Европа (Прибалтика): финский- каржа, эстонский – елуслоомад;
Восточная Европа (Поволжье): марийский — вольык; мордовский- ракшат, удмуртский -пудо;
Индоевропейские языки:
Европа (северо-запад): английский- лайвсток, французский- бетаил;
Европа (центр): немецкий- виех;
Европа (юг): итальянский- бестиаме;
Восточная Европа (центр): румынский — шептел, украинский- худобу;
Восточная Европа (Прибалтика): польский- быдлак, литовский- гйвулиаи,
Восточная Европа (Кавказ) осетинский- фос; арм-хошор.
Центральная Азия (юг): персидский- дем, таджикский- моли чорпо*, ваханский-мол*,
хинди- пашудхана;
Центральноазиатские языки:
китайский- жиачу, монгольский- мал ай ахуи *, тунгусский- авдуча;р (мелкий рогатый) , укусэл (крупный рогатый);
Араб.: «скот»- машийа, богатство-сарува, имущество-  мумтелекет,
товар- бедайа.
*-слово заимствовано у тюрков.

Bu xəbəri paylaşın:
  •  
  •  
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •